Любимые песни (воображаемых) улиц

В плеере середина «Сбчь жзнь», а мы начинаем «Говорящий Urban».

И хочется сразу процитировать Диму Хаски: «В голове моей мысли удавками», ведь писать о чём-то подобном, это как описывать самого себя через призму самого себя, всё это спроецировать на неподвижные тысячеместные русские замки и помножить на отстукивания метронома личности. Но что есть «это»? Здесь мы будем показывать то, что видим с наших ассоциативных балконов, окунувшись в героя, его деятельность, творчество и делиться этим с вами. Но не спешите открывать зонты литературной отчуждённости, потому что наш герой хоть и абстрактно кажется грязным, но он не является таковым, ровно так же, как если бы все фотографии здесь были «панельками», это не он, но это часть его. Хаски.



Вступление


Музыка Дмитрия Кузнецова (далее Хаски) – нечто, что стреляет у тебя внутри, те самые «Пиф-паф, пиф-паф, тыщ-тыщ, пиу-пиу» (Крот 17), которыми он решетит себя, очень откровенно и честно, а ты стоишь за его спиной и в конвульсиях, даже не пытаясь уворачиваться, танцуешь, с вашего позволения, знаменитую «хаскевию» и тебе нравится, а из отверстий тел вырываются бэки «Ааа-ааа-аа-аа» (Пироман 17) мира, в котором мы живём. И нет, не подумайте, это не радостный dance macabre на костях, треки Хаски, зачастую, как последние минуты полёта феникса, и ты вбираешь его в себя, будь то, как главный герой кинофильма «Большой Лебовски» или в манере Зака Галифианакиса (фильм «Впритык»), что даже может выйти наружу. Но это достаточно спорное утверждение, ведь, слушая Хаски, у меня ни разу не было чувства отвращения или чего-то мерзкого. И для примера я хотел привести трек «Карлсон», который казался мне чем-то радостным и призывающим, пока я не открыл Genius (Примечание: Сервис с разборами и текстом треков), который начинается:

«По телу брызги конвульсий
Рвотные спазмы, рысью в санузел –
Так я пишу, это – мистика музыки
Повод хоть что-то простить самому себе
Повод плюнуть на ворохи ссаных амбиций
Повод удалиться с форумов для самоубийц
Повод полюбить себя таким, какой есть»

(К чести будет сказано, что мнение своё я так и не поменял)
Согласитесь, не самые весёлые строки, но всё дело в Хаски и его музыке, как в целом, так и конкретно инструментальной составляющей, они сплетаются в некий бумбоксовый гештальт, который вы слушаете, танцуете, но скорее всего, не слышите. Если хотите узнать Хаски ближе «Есть наработки, они, сука, жуткие» (в интервью The-Flow, об альбоме «Любимые песни (воображаемых) людей»), читайте его.

Ну а теперь, когда наживка запущена, все капканы расставлены, позвольте мне сделать небольшое отступление, дабы поговорить о делах насущных, ведь мы всё-таки ресурс о вас, в сердцах малых родин каждого, в России и СНГ. И мы убеждены, что города здесь играют ключевую роль, как и вы в них. А потому, что город, архитектурный ландшафт имеют огромное значение и влияние, которое распространяется и на нас, я даже не буду говорить про то, что это наша точка старта и отсчёта жизни; что у каждого из нас есть любимая погнувшаяся вывеска, что кокетливо подмигивает нам своими выгоревшими буквами в районе 12 ночи по маршруту автобуса, каменный парапет, встав на который, из-за холмистой местности и отсутствия препятствий, ветер обдувает тебя полностью, длинная неровная дорога с волнующимся асфальтом, по которому ты скатывался лёжа на неком подобии лонгборда детства. Всё это наши пределы, наш полигон, в котором мы существуем и создаём для себя зеркало, через которое мы и будем смотреть на мир. Оно может быть разного цвета, может быть односторонним, мы можем даже наплевательски его разбить и сбежать, но его частички всё равно останутся в нас, оно будет существовать. Человечество настолько сильно развилось, что каждый малый элемент нашей жизни, окружения многогранен и может быть разделён на рекурсию подсистем. О вас «могут» сказать даже названия папок на флешке. Хах, город – это целый институт вашего становления «Я».

Но, кажется, я слишком разогнался. Всё что я хотел сказать, это, ведите свою, культурную, социальную, не важно, войну за создание чего-то лучшего, ведь всё в этом мире начинается с истории, так создайте свою, будьте ВЫ конструкторами, от слова личность, а не позвольте себе стать частью урбана «богини антропогена» Горгоны Медузы.
И теперь, когда начало выпуска положено, я бы всё-таки хотел поделиться с вами и рассказать, каким мне представился и запомнился «музыкальный город» Хаски.



Для меня Хаски это местами некая пронизывающая Кингом «Мгла», будь то напускная самим артистом, будь то окружающая его, стоящего одного вокруг бетонных тополей, на которого ты натыкаешься, а он говорит тебе: «Ой, здрасте» (Господин Собака). Так, по-доброму, простому, что ли, ведь он существует не для того, чтобы пугать, а просто потому, что существует. Ах да, ещё завывания, я всюду их слышу и мне по-прежнему не страшно.



Это наша повседневность, наши реалии, «реинкарнация Есенина в соседе-гопнике» (Примечание: Один из отзывов), то, что мы видим, выходя на улицы, и даже ещё более, выворачиное наизнанку.

«Бэнг Бэнг. Бери от жизни всё
Бэнг Бэнг. Ты никому ничего не должен
Бэнг Бэнг. Я никому ничего не должен»

(БэнгБэнг – трек)
Вот что я слышу из окон первых этажей и проезжающих машин вперемешку с «Стреляй, мой фюрер»(Фюрер), а пуля ведь дура. Всюду собаки, полнолуние, ночь и закаулки. Не знаю, есть ли здесь вывески из фосфора, возможно я не был в тех местах, но надеюсь, их никогда не поставят. А чем глубже я пытаюсь погрузиться в этот город, тем темнее становится вокруг и не знаю, хочу ли я идти дальше, пожалуй, выключу диктофон.



Что говорит Дима о родном городе


«Не знаю, как сказать так, чтобы не обидеть родные места. Лет в четырнадцать меня щелкнуло: мне ничего тут больше не нужно. По телевизору показывали каких-то уютных людей в костюмчиках, которые сидели и пили кофе в офисах. Думал: “Вот оно, блин”. Я таким себя яппи видел, по большому счету. Сейчас вся эта… (фигня) мне и даром не нужна.

А у нас было бесперспективно, депрессивно как-то. Работы нет, денег нет, зоны вокруг понатыканы. Я вырос на самой окраине Улан-Удэ, район называется Восточный. Жизнь крутилась вокруг одного и того же. Один завод — и все работают на этом заводе. Люди вокруг не особо взыскательные в плане какого-то досуга. А я, как мне казалось, был птицей другого полета, были амбиции — успех, богатство, все эти слова лукавые. Выбрал творческую профессию, уехал учиться на журналиста. Ручкой всем махнул. Попросту говоря — сбежал. Иногда думаю вернуться, хочется принести пользу родным местам.» (The-Flow)



Как это было у тебя в детстве? Пока все играл в футбол, ты читал?
«Я занимался всем, чем занимаются обычные дети-подростки в таких районах. Мне повезло, года в три меня тетя научила читать, мне постоянно подсовывали книги, и у меня выработалась привычка. Я поэтому не хочу покупать себе смартфон, я бы начал там залипать, например, в метро, а так я книжку читаю. Полезно, и я получаю удовольствие. Это существенно повлияло на то, что мне всегда было интересно художественное слово.
Смотри, какой образ формируется с учетом той реальности, в которой ты рос: маленький мальчик, который читает книги, живет на окраине Улан-Удэ, куда опасно соваться, если ты не местный. Сверстники тебя не чмырили?
Нет, я комфортно в этом существовал, у меня куча друзей. Я делал все, что делали обычные дети, но еще и читал, что меня выгодно выделяло на фоне других. А так я играл в футбол, лазил, много всего гадкого делал.» (GQ)

Детство вскормило дешёвыми ласками» (Собачий вальс), а этот город, мне кажется, всегда будет в тонах зимы и с присущим ей характером. Той родной, что исходит из сердца или той, что исходит из уст. Но жизнь ведь такая штука, что из ниоткуда всегда может появиться пироман, ведь так? Пусть и последний как Анна Гёльди.



Чего ты хочешь дальше?


«Что? Что ты хочешь? Что дальше? Срывается зевотой людей, что находятся здесь, и чуть ли не падает на мою голову штукатуркой дамоклов с этих стен. Это всё заразительно, я почти начинаю думать. Ведь сегодня ты five star, но будут ли светить софиты, когда настанет день?
«Я не знаю, что я буду делать в ближайшее время. Может быть, вообще с музыкой завяжу. Пока я сам получаю удовольствие, мне это интересно. Я отдаю себе отчет, что это не вторично. А писать альбом, чтобы прокатиться в тур, потому что от тебя его ждут, – это полная туфта.» (GQ)

В заключение


Вот и закончилась наша когниция, а в голове такой же туман как и был в начале, Хаски уже не нов не для нас, не для вас. Но он стоит того, чтобы его слушать и стоит своего существования в музыке, в ваших плеерах и даже душах. То как он переосмысливает свои треки17, эволюционирует — поражает и сбивает с ног. Он растёт, подбирая каждый опыт, после каждой песни, а сила слога увеличивается настолько, насколько хороша техническая составляющая его музыки. Ведь «Крот» существовал уже более 2 лет, только вдумайтесь. Спасибо Диме, за Welcome 2.0 для всех приезжих. А для тех, кто в пути, послушайте это:

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.